Мила (lbond47) wrote,
Мила
lbond47

Categories:

День памяти Николая Гумилёва

Я всей душой тут...
Оригинал взят у erdes в День памяти Николая Гумилёва
Сегодня годовщина гибели Николая Гумилёва. Точная дата расстрела до сих пор под вопросом, она находится в интервале с 24 по 27 августа 1921 года (приговор был вынесен 24-го). Ахматова считала, что это 25 августа.

Вот последнее фото поэта - если не считать фотографий, сделанных в ЧК:

gumilev1921
Николай Гумилёв. 1921

Об обстоятельствах гибели, о заговоре я уже немного писала год назад, а подробности будут в моём романе.

Сейчас снова писать об этом не стану. Скажу только, что Таганцевский заговор был. В нашем литературоведении его принято представлять сфабрикованным и повторять, что Гумилёв никогда не выступал против советской власти. Я раньше тоже так думала - вот и в моём старом посте по ссылке выше представлена эта точка зрения. Но за последний год я увидела немало новых данных, и теперь факт заговора сомнений не вызывает.
Как и то, что приговор был беззаконным, а Гумилёв совершил подвиг.

Знаете, у меня есть опыт работы с литературой, с документами о тяжёлых, кровавых временах. Всегда стараешься воспринимать историю таких периодов максимально спокойно и объективно, подходить к ней с научной позиции... Но обстоятельства дела Гумилёва всё равно выбивают из колеи, производят сильнейшее впечатление, к ним невозможно относиться без эмоций (что, кстати, видно и по всем без исключения биографическим исследованиям) - слишком уж ярко, выпукло там всё проявлено: и безальтернативное стечение обстоятельств, и невероятная подлость, и невероятное же мужество. Эти факты даже сами по себе, в сухом изложении, без какого-либо художественного оформления, действуют на тебя, как самая сильная книга... Ну и стоит ли говорить о том, что, узнав историю Гумилёва, автоматически пересматриваешь свои взгляды на многие вещи.

Я расскажу обо всём этом в романе... А сегодня - предлагаю почитать отклики других поэтов на гибель Гумилёва. Откликов было очень много, есть даже сборник "Образ Гумилёва в советской и эмигрантской поэзии".

Я выбрала несколько стихотворений.


Анна Ахматова

Из сборника "Anno Domini", где многие стихи связаны с Гумилёвым.
Это стихотворение написано от его имени:



* * *

Я с тобой, мой ангел, не лукавил,
Как же вышло, что тебя оставил
За себя заложницей в неволе
Всей земной непоправимой боли?
Под мостами полыньи дымятся,
Над кострами искры золотятся,
Грузный ветер окаянно воет,
И шальная пуля за Невою
Ищет сердце бедное твоё.
И одна в дому оледенелом
Белая лежишь в сиянье белом,
Славя имя горькое моё.

7 декабря 1921
Петербург




* * *

Заплаканная осень, как вдова
В одеждах чёрных, всё сердца туманит...
Перебирая мужнины слова,
Она рыдать не перестанет.

И будет так, пока тишайший снег
Не сжалится над скорбной и усталой...
Забвенье боли и забвенье нег —
За это жизнь отдать не мало.

15 сентября 1921
Царское Село




* * *

На пороге белом рая,
Оглянувшись, крикнул: "Жду!"
Завещал мне, умирая,
Благостность и нищету.

И когда прозрачно небо,
Видит, крыльями звеня,
Как делюсь я коркой хлеба
С тем, кто просит у меня.

А когда, как после битвы,
Облака плывут в крови,
Слышит он мои молитвы,
И слова моей любви.

1921



Ида Наппельбаум

* * *

Ты правишь надменно, сурово и прямо.
Твой вздох — это буря. Твой голос — гроза.
Пусть запахом мёда пропахнет та яма,
В которой зарыты косые глаза.

Пусть мёртвые пальцы на ангельской лире,
Как прежде, врезают свой пламенный след,
И пусть в Твоём царственном, сказочном мире
Он будет небесный придворный поэт.

1921

"Небесный придворный поэт" - отсылка к раннему рассказу Гумилёва "Последний придворный поэт".
Ида Наппельбаум - ученица Гумилёва (занималась в его поэтической студии "Звучащая раковина"). После расстрела Гумилёва, как могла, хранила память о нём, активно участвовала в литературной жизни. В 1951 году её арестовали со словами: "Мы вас не добрали в 37-м" и обвинили в том, что в её доме долгие годы висел портрет Гумилёва. И приговорили к десяти годам лагерей. Но она провела в лагере только четыре года - вскоре после смерти Сталина, в 1954, её выпустили. Она писала стихи, мемуары о Гумилёве, Блоке, Ахматовой - и успела увидеть возвращение стихов Николая Гумилёва к читателям. Умерла в 1992 году.




Вера Лурье

Ученица Гумилёва, поэтесса, осенью 1921 года эмигрировала в Берлин.

ОСЕНЬ

                      На смерть Гумилёва

Иду быстрей по Невскому вперёд –
Куда, зачем не знаю и сама,
Но только прошлый не вернётся год
И будет новой снежная зима.

Я вспоминаю Мойку всю в снегу,
Его в дохе и шапке меховой
И с папиросой дымною у губ,
И то, как он здоровался со мной.

Потом, прищурив глаз, лениво шёл
К столу, где мы садились в длинный ряд,
Клал папиросы медленно на стол.
Я не увижу больше серый взгляд.

Из ресторанных глаз пронзает свет,
Томительно зовут, зовут смычки.
По Невскому проспекту столько лет
Отстукивают осень каблуки.

1921



Максимилиан Волошин

НА ДНЕ ПРЕИСПОДНЕЙ

                      Памяти А. Блока и Н. Гумилева

С каждым днём всё диче и всё глуше
Мертвенная цепенеет ночь.
Смрадный ветр, как свечи, жизни тушит:
Ни позвать, ни крикнуть, ни помочь.

Тёмен жребий русского поэта:
Неисповедимый рок ведёт
Пушкина под дуло пистолета,
Достоевского на эшафот.

Может быть, такой же жребий выну,
Горькая детоубийца – Русь!
И на дне твоих подвалов сгину,
Иль в кровавой луже поскользнусь,
Но твоей Голгофы не покину,
От твоих могил не отрекусь.

Доконает голод или злоба,
Но судьбы не изберу иной:
Умирать, так умирать с тобой,
И с тобой, как Лазарь, встать из гроба!

1922



Николай Оцуп

Поэт, переводчик, издатель. После расстрела Гумилёва решил эмигрировать и осенью 1922 уехал в Берлин.

* * *

Тёплое сердце брата укусили свинцовые осы,
Волжские нивы побиты жёлтым палящим дождём,
В нищей корзине жизни – яблоки и папиросы,
Трижды чудесна осень в белом величьи своём.

Медленный листопад на самом краю небосклона,
Желтизна проступила на теле стенных газет,
Кровью листьев сочится рубашка осеннего клёна,
В матовом небе зданий жёлто-багряный цвет.

Жёлто-багряный цвет всемирного листопада,
Запах милого тленья от руки восковой,
С низким поклоном листья в воздухе Летнего Сада,
Медленно прохожу по золотой мостовой.

Твёрже по мёртвым листьям, по савану первого снега,
Солоноватый привкус поздних осенних дней,
С гиком по звонким камням летит шальная телега,
Трижды прекрасна жизнь в жестокой правде своей.

30 августа 1921



Ирина Одоевцева

Самая известная ученица Гумилёва, жена поэта Георгия Иванова, поэтесса, прозаик и блестящая мемуаристка. Её воспоминания "На берегах Невы" и "На берегах Сены" советую прочитать всем, кого интересует Гумилёв, "серебряный век" и жизнь русских эмигрантов в ту пору.

* * *

Мы прочли о смерти его,
Плакали громко другие.
Не сказала я ничего,
И глаза мои были сухие.

А ночью пришёл он во сне
Из гроба и мира иного ко мне,
В чёрном старом своем пиджаке,
С белой книгой в тонкой руке.

И сказал мне: «Плакать не надо,
Хорошо, что не плакали вы.
В синем раю такая прохлада,
И воздух лёгкий такой,
И деревья шумят надо мной,
Как деревья Летнего сада».

1921

Subscribe

  • Если бы я могла,

    умела, удалить всю информацию с моего старого компа, то я его бы донесла сегодня до консьержки, не сама. Может просто как-то найти в нем жесткий диск…

  • Учусь

    Опять учусь. Впервые учусь оставлять в тарелке ложку-две, если почувствовала, что наелась)))) Вес держу!! Как-то привыкла с детства все доедать до…

  • Подруги или отрезвление

    Спасибо моей подруге, нет, двум подругам. Они меня отрезвили, нет, я не пила, они просто меня сделали другой навсегда. Отработав по распределению…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

  • Если бы я могла,

    умела, удалить всю информацию с моего старого компа, то я его бы донесла сегодня до консьержки, не сама. Может просто как-то найти в нем жесткий диск…

  • Учусь

    Опять учусь. Впервые учусь оставлять в тарелке ложку-две, если почувствовала, что наелась)))) Вес держу!! Как-то привыкла с детства все доедать до…

  • Подруги или отрезвление

    Спасибо моей подруге, нет, двум подругам. Они меня отрезвили, нет, я не пила, они просто меня сделали другой навсегда. Отработав по распределению…