Мила (lbond47) wrote,
Мила
lbond47

Categories:

Мама

В продолжение поста о маме.
Вот этого.
https://lbond47.livejournal.com/430905.html
   Навеяло, нечаянно, набрела в Инете на книгу дочери Г.Щербаковой, которую любила и люблю, нет не дочь, а маму.
   Первое воспоминание, может быть.  Большая светлая, полная солнцем веранда у нас в деревне? селе?  Дверь. У нас в гостях, как всегда летом, дети родных папиных сестер  из города Донецка, их посылали к нам на воздух из пыльного угольного Донбасса, чтоб попили парного молока. Мне 4-5? Не знаю.
    Изучая эту самую дверь, сестрички зажали  мне палец. И вот мама со мной на руках  бежит к врачу? доктору? Скорее в амбулаторию, к фельдшеру, я ору благим матом, мама вся дрожит,  помню все это. Сейчас  думаю, ну и чего так испугалась мама, я то, понятно чего орала, больно. На пальце остался знак, вернее на ногте, я теперь себе говорю, что это Бог оставил отметину, что б не забыть меня  и дать мне долгую  счастливую жизнь.
   Как ей жилось? Моей маме? Папа был парторгом в нашей большой  деревне, зерносовхоз "Керменчик". Когда брат пошел в школу, у него спросили фамилию, и он ответил  "парторг". Сколько бы сейчас не говорили и не издевались о партработниках, но папа работал с зари до зари и отвечал за все.
    У нас было хозяйство, корова, свинья, кролики, гуси, куры  и утки и пр. И трое детей.  Всем управлялась мама, представьте себе, а  я не могу эту работу представить на плечах женщины. Папа работал.    Была ли она счастлива?
   Она сама из большой (12-17 детей) крестьянской, кулацкой  (потом и раскулачили)  семьи, из Сибири, тогда Пемский край, сейчас Свердловская,  нет, простите, Екатеринбургская область. Мало рассказывала, но у всех ее братьев и сестер были дома, коровы, лошади и пр. А картошка, она  вспоминала, помещалась у нее от ладошки до локтя. А ее любимые Сосьва и Каква самые красивые реки. А сейчас нашла в Инете ее село Щучье озеро, красота неописуемая.
   Потом, мне было 7 лет, папа сильно заболел, пролежал в больницах полгода, с работы уволили и теперь уже мы поехали в  г. Донецк в сестрам моего папы. Кто же еще не поможет и не поддержит, как не родные сестры.
   Как сейчас понимаю, мы жили трудно  и голодно, но мы, дети, этого не чувствовали.  Осталось у меня  чувство счастья и безмятежности, меня мама посылала отдавать занятые 3 рубля до получки соседке, жене шахтера, шахтеры получали 500 рублей, а папа 90 рублей, мама 45 рублей. Кем только мама не работала, телефонисткой  на коммутаторе, химиком на станции, где смягчали воду, подаваемую в шахты и многие многие  "работы.
   Мама оставляла мне ( с 8 лет)  1 рубль, я шла в магазин и покупала полкило  мяса, на на семью из 5 человек. И сейчас помню лицо мясника, который с уважением расспрашивал меня, зачем нужно мясо и продавал то, что мне было нужно.  Конечно никаких там холодильников у нас не было в 50-х годах, как и в Китае в 90-х .На кухне мама расставляла в тарелках "ингредиенты" супа или борща, которые, по ее расстановке, нужно было по очереди закладывать в кастрюлю. Сварив суп или борщ, я доставала мясо и готовила из него второе. У нас всегда в погребе были кадушки с солеными, мамой,  помидорами, огурцами, капустой с яблоками, картошка, моркошка и пр. Мама часто  пекла пирожки, мы их так любили, только  теперь понимаю, что это был верный  способ, что б мы не голодали. Но и ломоть (кусище) хлеба, обмакнутый в воду, а потом в сахар и вынесенный на улицу для себя и друзей был оооочень вкусный. Голода не помню. Спасибо маме.
   Конечно, мы и дружили и дралИсь регулярно с братом (старше меня на 1,5 года)  и с сестрой ( младше на 4 года). Только помню, как мама пытается кого-то и нас заставить помыть полы или посуду и говорит, Милу не трогайте, она уроки учит. А я, бессовестная, никогда не учила уроки, все запоминала на уроке или просматривала по диагонали  на переменке, училась хорошо, хотя никогда не гналась за оценками, просто любила учиться и учителей. Меня не хвалили родители, но это, Милу не трогайте!! И продолжала читать худ. литературу, спрятанную в выдвижной ящик стола.
   В деревне у мамы в гардеробе, нет,  шифоньере были прекрасные платья из крепдешина, крепжоржета, бархата и панбархата(оттуда  я и  узнала названия этих тканей),  штук 5-7 прекрасных туфлей на каблуках, шляпки  из прошлой жизни на западе Украины. Но та  ее жизнь закончилась, жалела ли она?
   Помню, как она радовалась моим подаркам, когда я приезжала из Дагестана (где я училась) на каникулы и праздники. Какие-то ткани на платье, на халат, купленные на ее же деньги, посылаемые мне. Она вся светилась и говорила, пошив какой-то халат, что чувствует себя в нем барыней.
   Когда заболела раком, долго лежала, боли были жуткие, уже не помогали никакие уколы, ни слова жалобы, все сносила стоически. Откуда этот стоицизм, эта мудрость? Только, помню, в очередной мой приезд, по телику запели "Один раз сады цветут",  встала с трудом с постели, подошла к телику, говорит, нет, как пела Анна Герман, никому не спеть. Может и в ее жизни была ЛЮБОВЬ?? Герман приезжала к нам Донецк и я водила  маму на ее концерт. Еще, помню я повела ее на концерт Аллы Пугачевой, в первый ряд, сама не любила Пугачеву до того концерта, она покорила и меня и маму. 
  
Нет слов выразить благодарность маме, нет слов пожалеть, что не сумела что-то еще для нее сделать.

  
Tags: Г.Щербакова, вдохновение, детство, жизнь, любовь, мама, моя душа, перепост, судьба, счастье
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Recent Posts from This Journal